?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: политика




ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Пятницкий В. И. Заговор против Сталина.
М.: Современник, 1998


Часть вторая

КОМИНТЕРН


Глава первая

Структура Коминтерна в разные годы

   Непосредственным предшественником III Интернационала был II Интернационал — международное объединение рабочих партий, основанное в Париже в 1889 году.
<…>
   В написанном Троцким манифесте Коммунистического Интернационала, принятом его I учредительным конгрессом, провозглашалось:
   «Мы, коммунисты, представители революционного пролетариата стран Европы, Америки и Азии, собравшиеся в советской Москве, чувствуем и сознаём себя преемниками и вершителями дела, программа которого была возвещена семьдесят два года тому назад. Наша задача состоит в том, чтобы обобщить революционный опыт рабочего класса, очистить движение от разлагающей примеси оппортунизма и социал-патриотизма, объединить усилия всех истинно революционных партий мирового пролетариата и тем облегчить и ускорить победу коммунистической революции во всём мире...»
<…>
   I конгресс Коминтерна постановил передать руководство Коммунистическим Интернационалом ИККИ [Исполнительному комитету Коминтерна]. <…>
   Состав первого Исполкома сейчас точно не известен.
   Однако задачи мировой пролетарской революции требовали укрепления оперативного руководства и стимулировали ускоренную централизацию структур Коминтерна. Как говорилось в письменном отчёте ИККИ II конгрессу Коминтерна:
   «Коммунистический Интернационал гигантски вырос. Он уже не может существовать как слабо построенная организация, которая опирается только на общность основных идей. Коммунистический Интернационал должен теперь превратиться в сомкнутую централизованную международную пролетарскую организацию, которая должна обладать не только совершенно ясной программой, но также и совершенно отчётливой тактикой, совершенно оформленной и законченной организацией...»
   В уставе Коммунистического Интернационала, принятом II конгрессом в августе 1920 года, говорилось:
   «Коммунистический Интернационал ставит себе целью: борьбу всеми средствами, даже и с оружием в руках, за низвержение международной буржуазии...» Для ведения такой борьбы была необходима соответствующая организация. «По существу дела Коммунистический Интернационал должен действительно и фактически представлять собой единую всемирную коммунистическую партию, отдельными секциями которой являются партии, действующие в каждой стране».
   Согласно принятому уставу, в Исполком Коминтерна входили «по одному представителю с решающим голосом от десяти—тринадцати наиболее крупных коммунистических партий...», их список должен был утверждаться очередным конгрессом. Остальные партии имели право послать в Исполком по одному представителю с совещательным голосом. Партия той страны, где по постановлению Всемирного конгресса находился Исполком, вводила в него пять своих представителей с решающим голосом. Устав Коминтерна предусматривал, что «местопребывание Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала каждый раз определяется Всемирным конгрессом Коммунистического Интернационала». Конгресс Коммунистического Интернационала определялся как высший орган управления, а между конгрессами функции высшего органа выполнял ИККИ.
   ИККИ изначально получил большую власть, поскольку вера в близость мировой революции требовала создания централизованного оперативного руководства «мировой партии пролетариата». Однако он формировался путём прямого делегирования представителей партий, входящих в Коминтерн. Конгресс утвердил список стран и регионов, посылающих своих представителей в Исполком с решающим голосом. В него вошли Россия, Англия, Германия, Франция, Америка, Италия, Австрия, Венгрия, Болгария, Югославия, Скандинавия, Голландия, Польша, Финляндия, Дальний Восток, Ближний Восток — всего шестнадцать стран и регионов, на девять больше, чем было утверждено на I конгрессе Коминтерна.
   Но партии были ещё слабы и испытывали такую нужду в кадрах, что нелегко было добиваться от них посылки своих деятелей в Исполком Коминтерна на целый год. Представители Германской и некоторых других компартий даже выражали пожелание на конгрессе, чтобы руководство делами было попросту предоставлено русским товарищам. Только после энергичного протеста советской делегации, категорически настаивавшей на том, чтобы Исполком формировался из представителей братских компартий, конгресс принял соответствующее решение.
   Хотя в руководящих органах Коминтерна с самого начала численно преобладали представители РКП(б) и их мнение во всех вопросах доминировало, следует отметить, что, по крайней мере, с формальной точки зрения в Коминтерне осуществлялось коллективное руководство. <…>
   На III конгрессе Коминтерна в 1921 году отмечалось, что впервые в истории современного рабочего движения было создано подлинно интернациональное руководство. Делегаты Российской коммунистической партии (большевиков) заявили, что будут счастливейшими людьми в мире, когда пролетарская революция победит в Германии (или где-либо в другом месте) и можно будет перенести центр Коминтерна в Берлин. Но страной пребывания Коминтерна вынуждена была оставаться Советская Россия.
<…>
   На IV конгресс (1922 г.) собрались представители пятидесяти восьми стран. В связи с расширением коммунистического движения, его ростом, появилась возможность по-новому формировать Исполком. Было решено, что члены его будут избираться на конгрессе, а не делегироваться партиями, «тогда избранные члены Исполкома будут действительно ответственными сотрудниками и вождями Коминтерна».
<…>
   ИККИ до 1922 года формировался из представителей, делегированных коммунистическими партиями. С 1922 года по решению IV конгресс Коминтерна он избирался конгрессом. ИККИ решал вопросы политики и практической деятельности Коминтерна и входящих в него партий. Постановления ИККИ были обязательны для всех секций Коминтерна. ИККИ принадлежало право приёма в Коминтерн с совещательным голосом организаций и партий, сочувствовавших Коммунистическому Интернационалу, и право исключения из Коминтерна.
   Для решения наиболее важных вопросов, связанных с деятельностью Коминтерна и компартий, проводились пленумы ИККИ. Они были расширенные и обычные.
   Внутри ИККИ, в свою очередь, с самого начала действовали свои коллективные руководящие органы.
   Малое Бюро ИККИ было создано по рекомендации ЦК ВКП(б) в июле 1919 года. 14 сентября 1921 года оно было переименовано в Президиум ИККИ. Президиум избирался Исполкомом Коминтерна и отчитывался о своей деятельности на его заседаниях. В качестве руководящего органа ИККИ Президиум просуществовал вплоть до роспуска Коминтерна в 1943 году.
   Секретариат ИККИ был организован в 1919 году в качестве организационно-технического аппарата Исполкома и возглавлялся в разное время одним или несколькими секретарями ИККИ. С 1921 года Секретариат стал коллективным руководящим органом, избиравшимся на пленарных заседаниях Исполкома. Секретариат занимался главным образом организационными и кадровыми вопросами, поддерживал постоянные связи с руководством коммунистических партий и других организаций во многих странах мира.
   Организационное бюро (Оргбюро) Секретариата ИККИ было создано на основании решения III конгресса Коминтерна для изучения организационных вопросов деятельности Коминтерна и подготовки рекомендаций и указаний партиям. Бессменным руководителем Оргбюро являлся Осип Пятницкий. В 1926 году решением седьмого расширенного пленума ИККИ Оргбюро было ликвидировано.
   Интернациональная контрольная комиссия (ИКК) была создана по решению III конгресса в июле 1921 года в качестве высшего контрольного органа Коминтерна и действовала вплоть до роспуска последнего в 1943 году. Практически она начала работу после V конгресса Коминтерна. В её задачи входила проверка работы аппарата ИККИ, ревизия финансов ИККИ и отдельных секций. ИКК являлась одним из инструментов борьбы Коминтерна с оппозиционными течениями и группами в коммунистическом движении. Она занималась также рассмотрением вопросов нарушения конспирации, норм морали и т. д. <…>
   <…> В определённой мере Коминтерн копирует структуру РКП(б). В нём действует руководящий орган — Президиум ИККИ (аналог Политбюро), а также аналогичные партийным Секретариат и Оргбюро. На IV конгрессе Коминтерна (1922 г.) был создан Орготдел, в состав которого входили также секторы статистики и информации. В этот период в аппарате ИККИ работает около четырёхсот человек.
   Структура ИККИ за время его существования неоднократно менялась. Взявшая на себя функции мировой партии громоздкая организация, занявшись упорядочением структур и контактов, быстро начала выстраивать систему отношений по принципу усиления централизма и внедрения строгой иерархичности.
   Первая большая реорганизация Коминтерна произошла в середине двадцатых годов. Она началась на V конгрессе Коминтерна (17 июня—8 июля 1924 г.). Конгресс с неохотой констатировал начало стабилизации капитализма. Перед руководством Коминтерна встали новые задачи: усиление идеологической, политической и организационной мощи компартий, превращение коммунистических партий в массовые организации, способные решительно влиять на развитие революционного движения и возглавить борьбу рабочего класса.
   Главная оргдиректива V конгресса состояла в «большевизации» коммунистических партий, то есть их реорганизации по образцу РКП(б), и превращении Коминтерна в единую мировую коммунистическую партию, строго централизованную и с железной дисциплиной.
   «Большевизация партии — это означает перенесение в наши секции того, что в русском большевизме было и есть международного, общезначимого…» — говорилось в «Тезисах по вопросам тактики».
   Процесс «большевизации» партий в первую очередь предполагал их реорганизацию на базе партийных ячеек на предприятиях. Таким образом, территориальные партийные организации рассматривались как имеющие второстепенное значение.
   Жёсткая директива относительно «большевизации» коммунистических партий подразумевала дальнейшую централизацию руководства коммунистическим движением. В этом отношении характерны изменения, внесенные V конгрессом в устав Коминтерна. Было введено несколько новых уставных принципов:
   Коминтерн рассматривался как объединение коммунистических партий разных стран в одну пролетарскую партию (а не международный союз рабочих «для организации совместных действий рабочего класса различных стран»).
   «В каждой стране может быть только одна коммунистическая партия, являющаяся членом Коминтерна.
   Членом коммунистической партии и Коминтерна может быть любой, кто признаёт устав партии страны пребывания и устав Коминтерна, является членом местной партийной организации и принимает активное участие в её работе, кто выполняет все решения партии и Коминтерна и регулярно платит партийные взносы.
   Основной парторганизацией является ячейка на предприятии.
   Коминтерн и его коммунистические партии строятся на началах демократического централизма.
   Партийные вопросы могут дискутироваться членами партии и партийными организациями только до принятия решения соответствующими органами».

   Здесь налицо полная копия устава партии большевиков. Изменения в уставе Коминтерна были направлены на предотвращение любой попытки создания оппозиции внутри коммунистического движения. Также это имело целью существенно ограничить дискуссии.
   Авторитет Коминтерна значительно повысился. Он получил право отменять и изменять решения любого центрального органа или съезда национальной секции и, в свою очередь, принимать решения, обязательные для её центральных органов. Центральные органы секций отныне были подчинены как съездам соответствующих секций, так и ИККИ. ИККИ получил право утверждать программные документы секций. С 1925 года устанавливается практика посылки инструкторов (эмиссаров) Орготдела ИККИ на съезды всех компартий с передачей им директив ИККИ. Эти эмиссары имели полномочия ИККИ отменять любые решения съездов национальных компартий и определяли судьбу мандатов делегатов на конгрессы Коминтерна от национальных секций.
<…>
   Второе организационное совещание ИККИ, проходившее 10—17 февраля 1926 года, подтвердило курс на реорганизацию партий на базе фабрично-заводских ячеек, сосредоточением главных усилий на  промышленных регионах. Наиболее важным стимулом для реорганизации выступал тот довод, что производственные ячейки гарантируют поддержку политики Коминтерна.
<..>
   В 1928 году руководство Коминтерном ещё более централизуется. Президиум ИККИ теряет своё было влияние, которое всё больше переходит к Политсекретариату. Под видом коллегиальности в его руках практически сосредоточивается вся реальная власть.
   В августе 1929 года из состава Политсекретариата ИККИ выделяется Политкомиссия Политсекретариата ИККИ из трёх членов: О. Куусинена, Д. Мануильского, представителя Компартии Германии (по должности и по согласованию c ЦК КПГ) и одного кандидата — О. Пятницкого. В её обязанности вменялась подготовка вопросов для их рассмотрения Политсекретариатом, а также обсуждение и решение важнейших оперативных политических вопросов. Кроме того, на неё возлагаются функции контроля за деятельностью Коминтерна. 
   Основными руководителями деятельностью Коминтерна в это период являются Осип Пятницкий и Отто Куусинен. Куусинен отвечал за политические вопросы и информацию по политическому и экономическому развитию капиталистических стран. Пятницкий контролировал тайную  деятельность, финансы, кадры, управление аппаратом ИККИ. Постепенно возрастает и роль Мануильского, который представлял ЦК ВКП(б) и отвечал за деятельность ИККИ во Франции и Бельгии. 
   Таким образом, совершенно очевидно, что в деятельности Коминтерна постоянно противоборствовали две тенденции: с одной стороны, стремление партий к расширению или хотя бы к полноценному представительству в руководящих органах Коминтерна, с другой — усиление властных функций исполнительных органов, подчиняющихся диктату ЦК ВКП(б). Первая тенденция вела к постоянному, хотя и не очень значительному, расширению исполнительных органов. Однако затем из них выделялось очередное узкое ядро, облечённое непосредственной властью.
   Так, в период с 1929 по 1935 год руководящие органы Коминтерна представляли из себя многоступенчатую иерархическую пирамиду: конгресс Коминтерна — ИККИ — Президиум ИККИ — Политсекретариат ИККИ — Политкомиссия Политсекретариата ИККИ. Каждый из этих органов по мере расширения и особенно отпочкования нового узкого ядра собирался всё реже, пока ИККИ вообще не перестал заседать. Они теряли свою дееспособность, а их члены по мере выхода из верхнего эшелона власти обрекались на инертность.
   Сама номенклатура высших должностей и перемещения на них были непосредственно и очень тесно связаны с внутрипартийной борьбой в РКП(б)—ВКП(б). Это хорошо видно на примерах Г. Зиновьева, отстранённого от должности председателя ИККИ в декабре 1926 года, одновременно с ликвидацией самой должности, Н. Бухарина, смещённого в апреле 1929 года решением объединённого пленума ЦК и ЦКК ВКП(б), а в июле Десятым пленумом ИККИ — К. Радека и других.
   Отработка руководящего состава Коминтерна шла по линии сосредоточения реальной власти в руках узкого исполнительного органа, тех людей, которые проводили в жизнь указания Сталина. Придавая большое значение политической роли Коминтерна для укрепления своих позиций, он внедрял своих людей во все органы Коминтерна и в руководство компартий. Чтобы не выпускать коммунистическое движение из-под своего контроля, Сталин 8 июля 1924 года вместе с Зиновьевым, Бухариным и Рыковым стал членом ИККИ, а с Зиновьевым и Бухариным — вошёл в его Президиум. Понятно, что, в отличие от них, Сталин продолжил состоять в Президиуме всё время до конца существования Коминтерна.
   Избранный на Седьмом пленуме ИККИ в Президиум В. Молотов был продвинут в число кандидатов в члены Политсекретариата, а после VI конгресса он стал членом Политсекретариата. На VII конгрессе членами делегации ВКП(б) были люди Сталина — Н. Ежов, А. Жданов, М. Трилиссер.
<…>

ПРОДОЛЖЕНИЕ
ПРИЛОЖЕНИЕ 4



Пятницкий В. И. Заговор против Сталина. — М.: Современник, 1998



Часть вторая

КОМИНТЕРН



Глава третья

ОМС — главный отдел Коминтерна. Дела и люди

(окончание)

   Работа была построена так, что каждый опорный пункт ОМСа был тесно связан с соседними странами. Для этой цели существовала целая сеть коммуникаций, по которым курсировали эмиссары ИККИ и спецтуристы из числа партийных функционеров и сочувствующих лиц. В большинстве случаев это осуществлялось нелегально.
   Часто через пункты связи ОМСа передавались шифрограммы, деньги и документы «соседей» — Разведупра РККА и ИНО ОГПУ. В свою очередь и «соседи» помогали в случае необходимости ОМСу в его работе.
   Первое время, с начала двадцатых годов, работники ОМСа, как правило, являлись сотрудниками посольств СССР, торгпредств, представительств ТАСС и других легальных советских организаций за границей, как, например, Амторг в Нью-Йорке или Аркос в Лондоне. Так, например, с 1925 по 1927 год работой ОМСа в Варшаве руководил числящийся дипкурьером НКИДа старый польский революционер Ян Сосновский. Уполномоченным ОМСа в Эстонии в 1920-м, а затем в Польше в 1921—1923 годах был старый латышский боевик Емельян Аболтынь, действовавший под прикрытием члена русско-украинской делегации по обмену военнопленными с Эстонией, а затем соответственно — члена русско-украинско-польской делегации по обмену военнопленными.
   В докладной записке одного из руководителей службы связи ИККИ Б. Орлова от 4 марта 1939 года по так называемому «делу Рюэггов» (Яков Рудник и его жена, руководители пункта связи ОМСа, арестованные в Шанхае) указывалось:
   «До 1927 года в страны, где имелись дипломатические советские представительства, работники ОМСа посылались легально с дипломатическими или служебными паспортами, то есть для властей и остальных сотрудников учреждения они числились обыкновенными сотрудниками, на деле же вели работы исключительно для ОМСа. Вся связь с Москвой — деньги, телеграммы, посылка почты и печатного материала — производилась через аппараты НКИД, и часть своей работы сотрудники ОМСа выполняли в стенах посольства. После обыска помещений Аркоса в Англии, сов[етского] посольства в Пекине в 1927 году решено было реорганизовать работу ОМСа во всех странах на новых, более конспиративных началах. Работникам ОМСа было запрещено встречаться с иностранными коммунистами в советских учреждениях, держать там нелегальные архивы или заготовлять фальшивые паспорта. Диппочтой можно было пользоваться только для получения денег и посылки шифрованных денежных отчётов, а также по вопросам въездных виз в СССР для иностранцев по линии К. И.»¹.
¹ РЦХИДНИ. Ф. 495, о. 73, д. 77, л. 28.
   Далее в справке отмечалось, что после 1927 года все легальные работники были заменены лицами с иностранными паспортами. Для связи же с этими нелегальными представителями ОМСа, передачи им денег и т. д. назначался кто-либо из уже работавших в посольстве сотрудников, выполнявших задания ОМСа как бы по совместительству.
<…>
   Связь с ИККИ поддерживалась через специальных курьеров. С начала тридцатых годов внедряется радиофикация связей с компартиями, а к 1939 году она становится основным средством связи. Впрочем, периодически радиосвязь, например, с Болгарией осуществлялась с двадцатых годов.
   Работниками пунктов связи ОМСа в той или иной стране могли быть и местные коммунисты. Так, руководителем пункта связи в Стокгольме, одного из важнейших в системе ОМСа, долгие годы являлась шведская коммунистка Сигне Силлен (Герда Янсен), прошедшая в 1926—1928 годах обучение в Москве. Кстати говоря, она была женой лидера шведских коммунистов Гуго Силлена.
   ОМС с системой своих опорных пунктов во всех регионах мира, снабжённых радиосвязью, системой конспиративных связей с её курьерами, явочными квартирами и прочими атрибутами составлял основу деятельности Коминтерна, обеспечивая надёжную связь руководства ЖКИ со всеми национальными компартиями мира. В двадцатых—тридцатых годах большинство компартий в своих странах находились под запретом и работали в глубоком подполье. Поэтому организация надёжной связи с ними и оказание им своевременной помощи людьми, техникой, финансами, без чего невозможно осуществлять руководство всемирным коммунистическим движением, стали одной из основных задач отца в ИККИ. При этом всё это необходимо было делать тайно и скрыто. Не секрет, что многие разведки мира мечтали забросить свою агентуру в руководство компартий в своих странах и в сам штаб Коммунистического Интернационала. Поэтому ОМС был сугубо закрытой, глубоко законспирированной организацией, даже от основного контингента работников аппарата Коминтерна. Доступ в Отдел международных связей был весьма ограничен и осуществлялся строго по специальным пропускам.
<…>
   ИНО ОГПУ проводил агентурное обследование контрреволюционных и оппозиционных организаций как русских эмигрантских, так и иностранных за границей от социал-демократических и IV Интернационала до фашистских и через ОМС делился этими материалами с Коминтерном. Кроме того, в зарубежных национальных компартиях, особенно на Востоке, имелось немало провокаторов, борьбу с которыми обе организации проводили совместно. Из всех поступающих материалов выделялись те, которые могли заинтересовать Коминтерн, и под грифом «секретно» направлялись в ИККИ на имя отца. А информация, которая могла заинтересовать ОГПУ или Разведупр РККА, шла от имени Пятницкого в их адрес. Разведупр РККА часто пользовался помощью военных организаций национальных компартий для сбора необходимой военной информации, так как их представителям было легче внедриться в нужные учреждения зарубежных стран. Кроме того, ИНО ОГПУ и Разведупр РККА часто пользовались помощью паспортного бюро ОМСа Коминтерна — эта служба ОМСа работала значительно эффективнее, чем аналогичные службы в этих организациях.
   ИККИ через свои службы ОМС и Орготдел и при участии ЦК Компартии Германии положил начало созданию так называемых «опорных пунктов», которые впоследствии стали важнейшим инструментом пропаганды коммунистических идей среди независимой левой интеллигенции. Величайшим мастером организации этой работы был Вильгельм (Вилли, как его все называли) Мюнценберг. <…>

Вилли Мюнценберг
(политический портрет)
   Мюнценберг Вильгельм (1889—1940) по профессии рабочий-обувщик. В 1915—1916 годах — секретарь Социалистического интернационала молодёжи. В первую мировую войну стоял на интернациональных позициях. В 1919—1921 годах секретарь Исполкома Коммунистического интернационала молодёжи. С 1924 года — член рейхстага, член ЦК Компартии Германии, руководитель всей агитационно-пропагандистской индустрии КПГ и Коминтерна. Считался виртуозом коммунистической пропаганды. Был делегатом со II по VI конгрессов Коминтерна включительно. После прихода к власти фашистов в Германии эмигрировал во Францию. Выступал против политики, проводимой сталинским руководством Коминтерна. В 1937 году не подчинился приказу руководства ИККИ вернуться в Москву, где неминуемо, как и многие его товарищи, был бы ликвидирован. За это неподчинение властям был выведен из состава ЦК КПГ и в 1939 году исключен из партии. После подписания Советско-Германского договора и начала второй мировой войны был интернирован вместе с другими немецкими политэмигрантами. При наступлении немцев французское правительство освободило всех заключённых немцев и предоставило им возможность самостоятельно покинуть пределы Франции. В. Мюнценберг ушёл из лагеря вместе с двумя другими политэмигрантами. Через два дня его обнаружили повешенным на дереве. Французская полиция определила, что он сначала был задушен и убит, а затем уже мёртвым повешен на дереве.
 
<…> В 1921 году во время голода в России он создал «Международный фонд помощи рабочим» (МФПР), или, как его называли, «Трест Мюнценберга», со штаб-квартирой в Берлине, который вскоре стал ведущим пропагандистом Коминтерна. Этот трест издавал свои газеты, журналы, ставил свои кинофильмы и театральные постановки и при этом умудрялся существовать на собственные средства и даже приносить некоторый доход. Трест был прикрытием и для передачи средств для компартий. При нём были созданы организации, объединяющие различные группы независимой интеллигенции, которые под видом так называемых «клубов независимых» действовали при скрытом руководстве ИККИ в поддержку самых различных кампаний Коммунистического Интернационала. Мюнценберг был мастером организационной работы. <…> В 1931 году Мюнценберг создал новую организацию — «Лигу борьбы против империализма» — со штабом в Берлине. В 1933 году им был образован «Всемирный комитет помощи жертвам немецкого фашизма». <…>

  Вообще коммунистическая пропаганда стала основной задачей системы, созданной Мюнценбергом по заданию ИККИ. Коминтерн использовал «Трест Мюнценберга» и для прикрытия скрытой, сугубо секретной работы. Теперь уже не является секретом, что службы, руководимые отцом, занимались и информационной, иначе говоря, разведывательной деятельностью. Коминтерновская разведка в иностранной литературе называется политической разведкой.
   Многие представители интеллигенции, объединённой Мюнценбергом, впоследствии стали агентами разветвлённой разведывательной сети — так называемой партийной разведки, созданной усилиями Коминтерна. Её агенты проникали во многие государственные, промышленные и общественные организации капиталистических стран, обеспечивая постоянный приток ценнейшей информации.
   Вспомним функционеров Коминтерна, впоследствии ставших знаменитыми советскими разведчиками: Рихарда Зорге, Вальтера Кривицкого, Игнатия Рейсса, Эрнста Генри, Арнольда Дейча, Арвида Харнака, Леопольда Треппера, Шандора Радо и многих, многих других. Одни были преданы коммунистической идее и интернационализму, другие, вроде К. Филби, Д. Маклина, Э. Бёрджеса, Э.Бранко, видели в своей разведывательной деятельности в пользу Советского Союза возможность внести личный вклад в дело борьбы с фашизмом. Многие из этих людей, выполняя задания Разведупра Красной Армии или ИНО ОГПУ, были уверены, что работают на Коминтерн.
<…>
   Многие из лучших советских разведчиков начинали свою деятельность в структурах Коминтерна и потом, после определённой проверки, передавались в Разведупр РККА или в ИНО ОГПУ. Но перед «сменой вывески» все они обязательно проходили через кабинет моего отца, который убеждал их, что и на новом месте они будут продолжать ту же работу, трудиться на общее дело, и рекомендовал им не прерывать связь с Коминтерном. Эти инструктивные беседы ещё больше укрепляли у них убеждение, что они продолжают работать на Коммунистический Интернационал, который вел тайную войну против международного фашизма.
<…>
   Вообще ОМС Коминтерна постоянно оказывал существенную помощь и Разведупру, и разведке ИНО ОГПУ, вовлекая в секретную разведывательную работу иностранных коммунистов и тех, кто им сочувствовал. Все они с большой готовностью откликались на призыв о помощи, который исходил от Коминтерна. Для них гораздо сложнее было идти на прямой контакт с органами советской разведки. Многие лучшие агенты Разведупра РККА и ИНО ОГПУ были уверены, что работают на Коминтерн. Коммунистам, переходившим на работу в органы разведки, предлагалось немедленно уйти в глубокое подполье и порвать все видимые связи со своими партиями.
   Разведупр РККА, ИНО ОГПУ и Коминтерн очень тесно сотрудничали между собой. Вообще до середины тридцатых годов чёткого разграничения сфер влияния между разведками армии, ОГПУ и Коминтерна не существовало. Все эти организации действовали дружно во имя общей цели.
   <…> Контакты между Коминтерном и разведками армии и ОГПУ не прекращались. Разведупр больше был связан и в некотором отношении курировал военную работу Орготдела ИККИ, а ИНО ОГПУ больше тяготел к работе ОМСа ИККИ и курировал отдел кадров Коминтерна. Контрразведывательный отдел ОГПУ, которым ранее руководил А. Артузов, очень тесно был связан по работе с нелегальной комиссией ИККИ и Интернациональной контрольной комиссией, оберегая Коминтерн от проникновения в его структуры вражеской агентуры. Ведь не секрет, что Коминтерн представлял собой особый интерес для иностранных разведслужб.
   Таким образом, безусловно, Отдел международных связей Исполкома Коминтерна — это, прежде всего, отдел разведки Советского Союза. Был таковым, надо добавить, до фактического разгрома Сталиным Коммунистического Интернационала в конце тридцатых годов.




Глава четвёртая

Коминтерн и советская разведка

   Эта глава является как бы естественным продолжением предыдущей, существенно развивая одну из её главных тем — участие коминтерновских структур в советской разведке.
   Дело в том, что не только ОМС, но и другие отделы ИККИ участвовали в этой деятельности. Среди них — внешне безобидный Информотдел. Или Орготдел, который курировал военную работу компартий, а сотрудничество местных коммунистов с советскими разведками в той или иной стране шло именно по линии военных аппаратов.
   Вот один из первых документов, регламентирующих взаимоотношения между Коминтерном и разведкой. Это проект положения об отделениях Коминтерна за границей и представителях Разведупра и ВЧК. Он датирован 8 августа 1921 года.
   С первого же пункта читаем:
   «Представитель Коминтерна не может в одно и то же время быть и уполномоченным ВЧК и Разведупра. Наоборот, представители Разведупра и ВЧК не могут выполнять функции представителя Коминтерна в целом и его отделов.
   2. Представители Разведупра и ВЧК ни в коем случае не имеют права финансировать за границей партии или группы. Это право принадлежит исключительно Исполкому Коминтерна.
   Примечание: НКИД и Внешторгу также не даётся право без согласия ИККИ финансировать заграничные партии.
   Представители ВЧК и Разведупра не могут обращаться к заграничным партиям и группам с предложением об их сотрудничестве для Разведупра и ВЧК.
   3. Разведупр и ВЧК могут обращаться за помощью к компартиям только через представителя Коминтерна.
   4. Представитель Коминтерна обязан оказывать ВЧК и Разведупру и его представителям всяческое содействие».

   Подписан документ от Коминтерна Зиновьевым и Пятницким, от ВЧК — Уншлихтом, от Разведупра — его тогдашним начальником Арвидом Зейботом.
<…>
   В 1933—1934 годах в связи с утерей Францией приоритета в новых технологиях в военной промышленности Советский Союз стал больше интересоваться США. В связи с этим в конце 1934 года по прямому указанию Коминтерна Компартия США создает свой «конспиративный аппарат», который возглавляет сначала выходец из Венгрии Джозеф Петере (известен также как Исидор Боорштейн, Гольдфарб, Александр Стевенс), а с 1938 года — выходец из Югославии Раймонд Бейкер (настоящая фамилия — Блюм). Они руководили деятельностью многочисленных засекреченных американских коммунистов, занимавшихся сбором интересующей Советский Союз информации.
   Широко известна, например, группа инженеров, возглавлявшаяся казнённым впоследствии Юлиусом Розенбергом. В неё входили среди прочих Муртон Собел, Альфред Сарант, Джоел Барр. Двое последних в начале пятидесятых годов бежали в Советский Союз и здесь, изменив имена, явились создателями советской вычислительной техники.
   Компартия США была хотя немногочисленной, но весьма активной в системе спецслужб Коминтерна. <…>
   Активно сотрудничал с советскими спецслужбами Генеральный секретарь Компартии США Эрл Браудер и привезённая им из СССР его жена Раиса Борисовна Лугановская, в США известная как Ирена Браудер, работавшая в двадцатые годы по линии Профинтерна в Германии и Франции. Крупную шпионскую сеть возглавлял член Центральной Ревизионной Комиссии компартии Якоб Голос (Райзин). Родная сестра Браудера — Маргарет работала на ИНО ОГПУ в странах Западной Европы.
   Американских коммунистов японского происхождения активно использовали для разведдеятельности против Японии. Для этой цели на Тихоокеанском побережье США была создана специальная резидентура советской военной разведки, которую сначала возглавлял Август Маншейт, а затем Зиновий Литвин. Для помощи в этой работе из Москвы приезжал представитель Японской компартии в ИККИ Сендзо Носака (Окано).
   Многие американские коммунисты выполняли задания Коминтерна в странах Третьего мира. Так, сменивший Браудера на посту Генсека компартии Юджин Деннис (настоящее имя — Френсис Валдро, коминтерновский псевдоним Тим Райан) в начале тридцатых годов работал в ЮАР, на Филиппинах и в Шанхае. Сам Эрл Браудер в конце двадцатых годов работал в Китае под псевдонимом Джордж Морис. Вместе с ним там же работала его любовница канадка Кэтрин Харрис (Алиса Рид). На Филиппинах и в Китае работал американский коммунист Гаррисон Джордж. Его сын, Виктор Барон, был радистом ОМСа и помощником Павла Стучевского во время провалившейся в 1935 году революции в Бразилии. Он погиб во время пыток в бразильской полиции, имитировавшей самоубийство.
   В Китае работали также американские коммунисты Филипп Аронберг, Джим Долсон, Стив Нелсон (он работал также и в Индии), супруги Маргарет Унжюс и Чарльз Крумбей, Паскаль Косгрейв, Марион Эмерсон и другие.
<…>
   Помимо Америки большое внимание в этот период уделяется Великобритании… <…>  


ПРОДОЛЖЕНИЕ

Profile

yuhrnikke
yuhrnikke

Latest Month

January 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Katy Towell